Все книги на свете написаны одной рукой...

Все книги на свете написаны одной рукой...

Иван Иванович Охлобыстин

XIV ПРИНЦИП

фэнтезийный роман

Все книжки на свете написаны одной рукою...

Эмерсон. «Essays», 2, VIII.

ПРОЛОГ

Пурпуровая, как полотнища боевых племен Империи, заря подымалась из глубочайших расщелин гор, окружающих Ультуан. Чуть 1-ые лучи рассвета задели мозаичных стекол Белоснежной Башни Хоэта, по мраморным плитам ее полов поползли узорчатые тени от кованых решеток на окнах Все книги на свете написаны одной рукой... башни.

Звонко цокая каблуками по плитам, в зал ворвалась Валайа. На ходу сбросив в кресло тяжкий лук, она приблизилась к столу и спросила:

— Надеюсь, была веская причина?

Сидячий во главе стола Таал показал ей на искрящийся многогранный рубин, лежащий на исписанном необычными письменами пергаменте.

— Четырнадцатый принцип обусловил Все книги на свете написаны одной рукой... владельца.

— Кто он?

— Ты не поверишь.

ГЛАВА 1-ая

Бедолаге Ленскому в зале не верили, во всяком случае, ничто в его виде не предполагало любовную скорбь, а на фразе «я люблю вас, Ольга» зал испытывал больше соболезнования к упомянутой девушке, ежели к вислозадому «баритону» средних лет с наружностью спивающегося аудитора.

Тут Все книги на свете написаны одной рукой...-то и зазвонил телефон. Конвульсивно пытаясь прикрыть верещащий мелодией из пользующегося популярностью кинофильма динамик, Сергей двинулся к выходу из концертного зала. Под неодобрительным взором старый дамы в униформе театрального админа юноша выскочил в холл и приложил трубку к уху. На другом конце провода раздался глас Петра Алексеевича — конкретного начальника Сергея, ну и Все книги на свете написаны одной рукой... к тому же обладателя мебельного салона, где он работал.

— Ты где был?! — в категоричной форме поинтересовался начальник.

— В опере, у меня выходной, — сходу начал оправдываться Сергей.

— Короче, кидай все и мигом на работу, — не терпящим возражений голосом востребовал Петр Алексеевич.

— Что-то случилось?

— Случилось, случилось. Обхохочешься, — хмыкнул Все книги на свете написаны одной рукой... начальник и оборвал связь.

* * *

Петр Алексеевич, что часто случается с обладателями больших мебельных магазинов, слыл посреди служащих салона законченным самодуром и бытовым тираном, но к Сергею он относился никак хорошо. Разумеется, начальнику льстило наличие 2-ух высших образований у собственного подчиненного, ну и о повышении заработной платы тот никогда Все книги на свете написаны одной рукой... за два года службы не заикнулся. В общем: по всему выходило, что юноша соответствует занимаемой им должности торговца элитной мебели.

Всю дорогу Сергей тихо мурлыкал для себя под нос: «Что денек будущий мне готовит». Таксист все сообразил по-своему и попросил средств на 100 рублей больше.

* * *

Вправду, невзирая на поздний час, в Все книги на свете написаны одной рукой... витринах магазина горел свет. Петр Алексеевич посиживал на итальянской софе у стенки, перед ним стоял отлично одетый государь, приблизительно ровесник Сергея, с кожаной папкой в руках и черных, не ко времени суток, очках в узкой оправе.

— Вот и он, — отрадно ткнул пальцем в подчиненного Петр Алексеевич и преданно покосился Все книги на свете написаны одной рукой... на позднего гостя.

— Да, это я, — хмуро согласился Сергей. — Чем могу быть полезен?

— Ты, брат, в командировку поедешь... — начал разъяснять ему начальник, но гость перебил его, протянул Сергею руку и представился:

— Герман Маннбарт, юрист.

— Сергей Кашин, торговец, — в силу приличий пришлось представиться и юному человеку.

— Короче, давай загранпаспорт на визу Все книги на свете написаны одной рукой..., у тебя днем самолет, — снова вмешался Петр Алексеевич. — У государя Маннбарта дом за рубежом, он желает его обставить мебелью из нашего магазина. Отдал предоплату за половину ассортимента. Большой, наверняка, дом.

— Очень большой, — согласно кивнул клиент и вопросительно посмотрел на Сергея: — Вы согласны?

— Зарубежный и общегражданский паспорта у Все книги на свете написаны одной рукой... вас, Петр Алексеевич, в сейфе. Помните, вы их ксерокопировать забирали три месяца вспять. На всякий случай. Но за несколько часов визу не получают, — произнес тот, механично меняя местами на столе письменный прибор и пепельницу.

— Консул сделает все от него зависящее. У меня нашлись аргументы, — улыбнулся ему юрист.

— Навечно лететь Все книги на свете написаны одной рукой...?

— Думаю — менее 3-х дней.

— А если я не соглашусь?

— Тогда я предложу вам больше.

— Вы умеете договариваться. А на сколько больше?

— Тыщ на 10. Фунтов, естественно.

Петр Алексеевич неспокойно заелозил по софе.

— Отлично, что на 10. А какая тогда начальная сумма?

— 50 и полное содержание.

— Я бы согласился и на еще наименьшую Все книги на свете написаны одной рукой... сумму, — саркастично усмехнулся Сергей.

— Я знаю, — улыбнулся ему в ответ гость, попутно оправляя воротник норковой дохи.

— Позвольте... — снова влез в разговор Петр Алексеевич.

Но смекалистый юрист так же оборвал его на полуслове:

— У меня в доме двести комнат.

— Двести! — удивился начальник, но здесь же взял себя в руки: — Итак, Сережа Все книги на свете написаны одной рукой..., где у нас здесь сейф?

— У вас под столом, — дал подсказку ему тот.

* * *

Когда Сергей совместно с адвокатом вышел на улицу, то немедля уточнил:

— А какая все-же настоящая цель поездки?

— Давайте пока будем придерживаться начальной версии, — интеллигентно уклонился от ответа клиент и протянул ему конверт: — Тут Все книги на свете написаны одной рукой... 5 тыщ. Вам же, наверняка, необходимо сделать какие-то покупки в дорогу.

— На 5 тыщ фунтов стерлингов? Ночкой? — по-доброму съязвил юноша.

Юрист, кажется, не сообразил его шуточки либо не возжелал осознавать, а только показал на один из 2-ух припаркованных у магазина автомобилей:

— Эта машина будет вас возить, куда вам заблагорассудится, а с утра Все книги на свете написаны одной рукой... привезет в аэропорт. А пока дайте мне ваш зарубежный паспорт.

Юноша протянул ему документ и пошел к обозначенному автомобилю. Уже взявшись за ручку двери, он все-же спросил:

— Я надеюсь, пойдет речь не о моей почке либо печени для старого безбедного клиента?

— Мой клиент, а точнее — клиенты Все книги на свете написаны одной рукой..., более чем здоровы, — по-доброму ответил ему юрист и сел в машину.

Сергей последовал его примеру и, только оказавшись на мягеньком сидении рядом с водителем, понял, что посиживает в «майбахе» ценой этак в полмиллиона.

— Отменная машина, — констатировал он, обращаясь к старому водителю в костюмчике.

— Очень не плохая, — согласился тот и Все книги на свете написаны одной рукой... порекомендовал: — Вы бы лучше вспять сели. Обычно в таких машинах пассажиры ездят сзади.

— Ничего, — мягко отказался юноша. — Не буду пока привыкать.

— Владелец — барин, — пожал плечами шофер и спросил: — Куда поедем?

— А какие магазины работают в половине двенадцатого?

— Никакие.

— Тогда в ночной клуб либо ресторан. Нет, в одно местечко на Все книги на свете написаны одной рукой... Орле. Я покажу, — махнул рукою Сергей. — Славное место — клуб «Кролик Джек Робертс Слимс».

Машина тихо, как подводная лодка, заскользила по пустому шоссе в обозначенном направлении.

В дороге Сергей предался размышлениям, присущим всем особям мужского пола 20 7 лет, обремененным 2-мя высшими образованиями — филологическим и физико-математическим — и не имеющим видимых перспектив в Все книги на свете написаны одной рукой... карьерном росте из-за отсутствия когерентности к текущей действительности. Другими словами: зарабатывать средства он так и не научился, возлюбленной дамы не повстречал, футбол не обожал, реальными друзьями не обзавелся, подвига не сделал, родину недолюбливал, да и за предел не спешил. Хотя при всем этом но многих редакционных коллективах Все книги на свете написаны одной рукой... имел репутацию приятного профессионального парня. Не много того, его очерк «Парадокс Туллио Редже» получил высочайшую оценку профессионалов в области пользующегося популярностью естествознания и знатный диплом.

— А что, фактически, мы теряем?! — задумывался юноша, разглядывая проносящиеся по ту сторону окна автомобиля мерцающие огнями маркетинговые стенды. — Ничего не теряем. Нет Все книги на свете написаны одной рукой..., естественно, можно было дописать издавна начатый роман либо наняться землекопом в археологическую экспедицию. Но..., если я этого не сделал ранее, нет никаких гарантий, что я это сделаю позже. А здесь — мистический задаток и очевидно, что с матерью мы больше не увидимся. Тоже неясно — отлично это либо это плохо. Нет, это, должно Все книги на свете написаны одной рукой... быть, очень плохо. Вот! — и Сергей рефлекторно поднял наверх указательный палец. — Нужно две тыщи маме дать. Более чем великодушно, и когда у меня совесть, в конце концов, проснется, будет излишний аргумент в мою пользу. Все равно за семь часов всю «котлету» я не истрачу.

Так он и Все книги на свете написаны одной рукой... поступил. Машина, изменив маршрут, скоро затормозила у невзрачного девятиэтажного дома. Сергей, на ходу выдумывая убедительный повод не задерживаться больше времени, чем это нужно на пересчет сорока пятидесятифунтовых бумажек, пошел к дому. И когда мать ему открыла дверь, он здесь же затараторил:

— Все, стремительно! У супруги Борщевского схватки, я поближе всех к его Все книги на свете написаны одной рукой... дому. Да! Я гонорар получил. Половина для тебя.

— Сподобились! — язвительно искривилась хорошая дама. — Месяц не звонил, задумывается — можно средствами откупиться. Такие на данный момент малыши! Будь у их возможность — вообщем бы с родителями не знакомились.

Сергей внутренне согласился, но промолчал и начал отсчитывать средства.

— Мать, — попутно инструктировал Все книги на свете написаны одной рукой... он. — Это не баксы, это фунты стерлингов, они дороже. Меняй в муниципальном банке.

— Может, их туда и положить? — отвлеклась от обличительных речей дама.

— Не нужно, их только-только оттуда взяли, у их начнется депрессия, — покачал головой юноша.

— Хорошо, — хмыкнула она и начала рассуждать вслух: — Главное, чтоб Павел не вызнал. Этот Все книги на свете написаны одной рукой... скупердяй мне из-за их голову своим нытьем провинтит. Да, — и на лице родительницы появилось истеричное выражение, — твой братик два экзамена завалил, а для тебя на все наплевать!

— Мать! — опять воззвал он к здравому смыслу родительницы. — Купи чего-нибудть для себя, конкретно для себя, а не родственникам Все книги на свете написаны одной рукой.... Все, я побежал, — и он выскочил на лестничную площадку.

— Я твоей бабке новый монумент поставлю, — кликнула ему в спину дама.

— Нефритовый! — отозвался юноша, перепрыгивая по четыре ступени за один раз.

Лишь на улице он облегченно перевел дыхание. Общение с матерью последние пятнадцать лет ему не доставляло наслаждения. Когда-то Все книги на свете написаны одной рукой... ее беспрерывные слезливые истерики по хоть какому поводу стерли на нотном листе подростковой души Сергея некий принципиальный символ, отчего гармония была невозвратно утрачена. Хотя он отлично осознавал, что юная, увлекательная и, что самое главное, незамужняя дама в лице двенадцатилетнего ребенка имела суровые препятствия для последующего брака. И хотя она Все книги на свете написаны одной рукой... сама никогда бы не призналась в этом даже для себя самой, существование Сергея превращало ее жизнь в сущий ад, и, доведись злосчастному случаю вычеркнуть ее нелюбимую обузу из перечня прозаических заморочек, на похоронах она бы рыдала в последний раз. Для Сергея это был абсолютный факт. Свою мама он никогда не винил Все книги на свете написаны одной рукой..., да и никогда не оправдывал. Он просто испытывал к ней острое психологическое отчуждение. Знал, что так быть не должно и это охарактеризовывает его как бесполезного человека.

Выйдя из подъезда, юноша мимоходом бросил взор на небо. У самого горизонта стелились две полупрозрачные белоснежные полосы туч, подсвечиваемые снизу заревом столичных промышленных Все книги на свете написаны одной рукой... гигантов. Было что-то в памяти похожее с этим. Двенадцать лет, вереница дальних огней проходящей мимо электрички, на которой в конце концов может приехать из городка нескончаемая студентка мать, игрушечный замок, сложенный запивохой дедом из детского пластмассового конструктора, загадочный сосновый бор у реки, навечно завязший среди болота гусеничный трактор Все книги на свете написаны одной рукой..., родные скелеты полосы высоковольтных электропередач, мерно гудящие вперемешку с порывами ветра, и сотки ворон, дремлющих на мощных проводах...

У подъезда его облаяла невесть откуда появившаяся белоснежная дворняжка; отмахнувшись от нее конвертом с средствами, он чуть не наступил в незамеченную им ранее лужу и, огорченно крякнув, сел в Все книги на свете написаны одной рукой... машину.

Только подъехав к бару, Сергей отвлекся от противоречивых, не приводящих ни к чему не считая запоя, ассоциаций. Настало время издержать огромную часть случайного заработка. А ничто не вылечивает так отлично искалеченные души, как пустые расходы.

Сначала, войдя в питейное заведение, юноша востребовал у старика гардеробщика вызвать дежурного админа, а когда Все книги на свете написаны одной рукой... тот появился, бодро навел справки — сколько он должен за тот раз?

В сей день дежурил Женя — человек без чувства юмора, что, вобщем, он с лихвой компенсировал гипертрофированным чувством ответственности, потому сходу уточнил — за какой конкретно раз, когда два бокала «Хайнекен» разбили либо когда Сергей всех с «днем электрика» поздравлял Все книги на свете написаны одной рукой...?

— За все считай, и я сейчас тоже дурачиться буду, — сказал юноша и сообразил, что ему очень нравится быть платежеспособным.

— Милости просим, — недоверчиво буркнул Женя и пошел к для себя в комнату находить счета, отложенные официантами в прошлые посещения неспокойного гостя.

— Что-то случилось? — участливо поинтересовался гардеробщик, до пенсии Все книги на свете написаны одной рукой... — летчик-испытатель, по слухам, 1-ый, сбросивший водородную бомбу на безымянный атолл кое-где в Тихом океане.

— Бабушка в Бразилии почила в ужасных судорогах, оставила несколько миллионов, пригородный дом и ученого орангутанга. Он умеет гласить «мама», — сказал Сергей, заглядывая в зал.

Было поздно, и зал фактически пустовал — два-три гостя Все книги на свете написаны одной рукой..., один из которых сходу приветливо махнул юному человеку. По бессменному болотному плащу в нем он признал Андрея Петрова, головного редактора 1-го повторяющегося издания, где Сергей совершенно не периодично, но все-же вел колонку «Городские слухи».

— Миру — мир, старикашка! — присаживаясь рядом с ним, поздоровался он. — Я Гейзенберга прочитал.

— Будь осторожен Все книги на свете написаны одной рукой..., тут Ильин, — сходу предупредил тот и попросил у бармена: — Мне виски, ему «Кальвадос», поллитра «Сидра» и сырные шарики. Верно, либо ты женишься?

— Очень верно, — подтвердил Сергей и успокоил собутыльника: — Ильина не боюсь, я ему на данный момент долг верну.

— Серьезно?! — не поверил друг. — Неуж-то роман дописал?

— Нет Все книги на свете написаны одной рукой.... Роман еще не дописал. Все банальнее — у меня бабушка в Бразилии преставилась, оставила несколько миллионов, пригородный дом и бладхаунда. Он умеет гласить «мама».

— Мои искренние сострадания, — на мгновение восскорбел собутыльник, но смог стремительно взять себя в руки и обратился к бармену, уткнувшемуся в экран телека, с которого узнаваемый юморист обреченно Все книги на свете написаны одной рукой... говорил старый смешной рассказ. — Дружище, ты очень задумался. Он шутит за средства. Выключай это дерьмо и обслужи однополчан.

— А!!! Карапузы! — раздалось за спиной у друзей. Они обернулись и нашли упоминаемого ранее Ильина — человека с приличной заработной платой и должностью биржевого маклера.

— Вот так кстати! — хлопнул его по плечу Все книги на свете написаны одной рукой... Сергей. — Я как раз Андрюхе гласил, что не смогу для тебя дать 500 баксов.

— Нет, я не рад, — невесело признался Ильин.

— У меня нет баксов, ну и вообщем баксы — это архаика, я для тебя отдам фунтами стерлингов, — не замедлил его успокоить юноша, хрустнул пачкой средств в кармашке и протянул кредитору 10 бумажек Все книги на свете написаны одной рукой....

— Сейчас я рад. Тут больше, — уже веселее отозвался тот, трепетно осязая пальцами купюры.

— Так ты избыточное прогуляй, все-же не каждый денек видимся, — порекомендовал Сергей и поправил другу галстук.

Ильин поистине был человеком дела и повторять не принудил.

— А мне мое меню — Б-52, четыре раза попорядку, 5 порций блинчиков с маком Все книги на свете написаны одной рукой... и два огромных «Грольша».

— Мужик, столько переварить одному организму за один раз нереально и опасно, — увидел Петров.

— А что реально, старина?! — резонно сделал возражение маклер. — Поверьте мне — биржевику со стажем — вся наша жизнь мираж. Ети ее майа, от цен на нефть до поцелуя малыша.

— Поддерживаю, — согласился Сергей Все книги на свете написаны одной рукой.... — Нет ничего более мистического, чем действительность.

— Но собственный заказ подтверждаю — четыре Б-52, 5 блинов, два пива, — поставил в диспуте точку Ильин. — Реально — нереально, но меня очень возбуждает сам процесс переваривания. Фрейд меня побери!

* * *

Когда бармен выставил перед друзьями перечисленные выше заказы, Сергей поднял свою рюмку и назначил тост:

— Друзья! Время работает на других Все книги на свете написаны одной рукой..., и мы не работаем на время, а другие не работают ни на нас. Потому нужно испить!

— Испить нужно в любом случае, — согласился Андрей, но, икнув, увидел: — Хороший, ик, тост! Главное, ик, его, ик, не уяснить!

— Я точно, ик, не смогу уяснить эту чушь, — поддержал Ильин и Все книги на свете написаны одной рукой... испил первым.

— Нет, дружище, это не чушь, это поэзия Величавого Хаоса, нашей настоящей родины! — произнес Сергей и испил вторым.

— Дальной, ик, но вожделенной. За нее, ик, роднульку! — добавил Андрюха и испил третьим.

* * *

Через 40 минут собутыльники начали осознавать друг дружку существенно лучше, но мужскую идиллию нарушило возникновение в баре Ольги — супруги редактора.

— Ну Все книги на свете написаны одной рукой... что?! — сурово поинтересовалась она у супруга.

— Клянусь — после рабочего денька зашел испить кофе, а здесь такое несчастье — у Сержа тетка в Албании купила слона, а он на нее возьми и сядь. Так что сейчас — грех не помянуть, — сказал тот.

— Сережа, требую супруга назад, мы с ним бабулю дома помянем Все книги на свете написаны одной рукой..., — обернулась к виновнику торжества Ольга.

— Его никто не держит, ик. Напротив, это он нас обычно толкает к пропасти, — сделал возражение Ильин, подтягивая к для себя еще одну рюмку Б-52. — Сейчас же оставлять нас наедине с жизнью — просто неблагородно. Ольга, ты — как последующая ступень женской эволюции, могла Все книги на свете написаны одной рукой... бы тоже поддержать компанию.

— Нет же, — запротестовал Андрюха. — У меня завтра сдача номера.

— Не зли меня, — огрызнулась на Ильина Ольга. — По другому я Миле позвоню.

— Миле не нужно, она в Италии, может со злобы больше средств издержать, — ответил Ильин и признался: — Просто я завидую — у 1-го дядьку акула съела, а к Все книги на свете написаны одной рукой... другому супруга приехала.

— Мурена, — поправил его Андрюха, поднимаясь из-за стойки.

— Прощайте, сироты!

— Прощай, «тимуровец», — махнул ему вослед маклер. — Сберегай супругу и пиши только правду.

— Я не пишу некрологи, — в итоге огрызнулся редактор.

* * *

К четырем утра силы совсем оставили Ильина и он собрался домой.

— Пора, друг, спать Все книги на свете написаны одной рукой..., по другому завтра я буду очень нехороший, — заявил он, поднимаясь со стула.

— Ты и так будешь нехороший, — предупредил его Сергей.

— Нет — «плохой» и «очень плохой» — это две различные вещи, — растолковал маклер. — Когда ты просто «плохой», ты радуешься, что к вечеру снова можно стать неплохим, а когда ты «очень плохой» — ты не Все книги на свете написаны одной рукой... хочешь к вечеру снова быть неплохим, ты вообщем ничего не хочешь. А это или признак просветления, или диагноз.

— Конкретно это я и имею в виду, когда слышу — деловой разговор, — духовно согласился с ним собутыльник.

— Да! — произнес Ильин после длинноватой паузы, в течение которой пробовал застегнуть верхнюю пуговицу на Все книги на свете написаны одной рукой... рубахе и возвратить на место приспущенный галстук. Так как это ему так толком и не удалось, он хлопнул на прощанье Сергея ладонью по плечу и покинул бар.

— Вот что в состоянии сделать с человеком работа не по профилю, — смотря вослед уходящему товарищу, констатировал юноша.

— А какой у него профиль? — спросил Все книги на свете написаны одной рукой... снулый бармен, продолжая посматривать на экран с платным весельчаком.

— Римский, — сказал юноша и тоже поднялся со стула. — А я поехал в аэропорт, там на данный момент на нижнем этаже тоже кабельное телевидение включат.

— Всего неплохого! — попрощался с ним бармен и выложил на стойку счет. — Здесь и за «день Все книги на свете написаны одной рукой... электрика».

Сергей не смотря вынул из кармашка несколько купюр и бросил их на стойку:

— Этого хватит?

Бармен стремительно перечел средства и сказал:

— Хватит еще на два «дня электрика».

— Ну, сейчас ничего не жутко, — пожал ему руку юноша, вышел на улицу и здесь же свернул в примыкающий подъезд.

* * *

Старенькый лифт послушливо Все книги на свете написаны одной рукой... довез Сергея до последнего этажа. Ключ оказался на прежнем месте: под железным порогом двери, ведущей на крышу.

Юноша прошелся повдоль каменного парапета до угла строения и сел на самый край крыши, свесив вниз ноги.

Нет, само собой, он страшился высоты, но каждый раз, перебрав излишнего в «Кролике», Сергей приходил сюда Все книги на свете написаны одной рукой... и усаживался на одно и то же место. Боясь придти к грустным выводам, он сам никогда не подвергал кропотливому анализу мотивы этой романтичной, но вздорной привычки.

Понизу томился огнями сонный город, прохладный ветер терзал маркетинговый транспарант над шоссе, до слуха доносились клочки песни про бота из российского умопомрачительного Все книги на свете написаны одной рукой... кинофильма 70-х годов.

— Нет, я не дописал роман, — вслух произнес юноша, вволю надышавшись мокроватым воздухом. — Это очень тяжело — дописать роман. Чтоб дописать роман, необходимо знать, чем он завершится, а это так обидно — знать, чем он завершится. Я просто отказываюсь это знать.

Со стороны шоссе послышался визг тормозных Все книги на свете написаны одной рукой... колодок автомобиля, и что-то разбилось.

— Похоже, у ваших отношений, товарищи, есть будущее, — беззлобно отреагировал Сергей, не имея способности разглядеть катастрофу иа-за крон деревьев, скрывающих от взора место дорожно-транспортного происшествия.

— Да, есть будущее, — повторил он и плюнул вниз. — Грядущего нет у меня.

* * *

Машина покорливо ожидала его у входа Все книги на свете написаны одной рукой... в бар. Как юноша оказался на крыльце, шофер завел мотор, включил фары, сам вышел навстречу пассажиру и открыл перед ним заднюю дверь.

— Мило, мило, — поблагодарил Сергей, но, обойдя водителя, сам открыл для себя переднюю дверь и сел на прежнее место.

— Что, домой и позже в аэропорт? — с надеждой Все книги на свете написаны одной рукой... в голосе поинтересовался шофер, разочарованный упрямством пассажира.

— Для чего домой? — не сообразил юноша.

— Ну, — неопределенно буркнул шофер. — Зубную щетку там внять, кота покормить, с родными проститься.

— Все так плохо?!

— Почему плохо? Если я куда-нибудь уезжаю, то с супругой и дочерью прощаюсь.

— У меня нет супруги, с которой нужно прощаться Все книги на свете написаны одной рукой..., нет кота, которого нужно подкармливать, вообщем никого нет. Я принципно беден и одинок. Потому куплю зубную щетку в аэропорту.

— А если трубу прорвет? — предоставил последний аргумент шофер.

— Да, что-то непременно прорвет либо воспламенится, — согласился юноша и решил: — Поехали в «Е-макс» на Пятницкой. Ключи от квартиры другу Все книги на свете написаны одной рукой... отдам.

— Это баня?

— Нет, это не баня, это интернет-клуб в доме, откуда «радионяню» передавали. Вы слушали «радионяню»?

— Бывало, — конфузливо признался шофер и тронул машину с места.

* * *

Преждевременное утро не подразумевало огромного числа гостей — две китайские студентки, копающие недра сетевых библиотек в поисках подходящего реферата либо курсовой, старый мужик в спортивном костюмчике Все книги на свете написаны одной рукой..., по первому чувству — демократ и кляузник, отсылающий электрической почтой характеристику на сослуживца в надлежащие органы, заспанный длинноволосый парень, копирующий из сетевого ресурса на диск какие-то непостижимо длинноватые формулы с более непостижимыми графиками. Сергей не стал задерживаться в общем зале и спустился в игровую зону. Здесь Все книги на свете написаны одной рукой... народу было больше — две подростковые компании, переругиваясь, вели компьютерную перестрелку вместе. Юноша подошел к стойке админа и разбудил спящего там парня:

— Коля, загружайся, времени нет.

— Чего-чего?! — недовольно поднял голову тот, присмотрелся к гостю и поздоровался: — Колдун, ты чего? Пришел играть?

— 40 раз гласил для тебя, — умирал на него винными парами тот, — именуй Все книги на свете написаны одной рукой... меня полным именованием — Магнификус, так как это значит — «великолепный», а «маг» — хрен знает что обозначает. Понимаешь?

— Да перестань, не лютуй, — отмахнулся сонный админ. — Какая разница, как тебя именуют. Ты фаворит до будущего года. Чего хотел-то?

— Ключи от моей квартиры Горацио отдай, скажи, чтоб посматривал. Так, раз Все книги на свете написаны одной рукой... в неделю.

— Куда глаза глядят? — спросил Коля, забирая из рук Сергея ключи и бросая их в ящик с дисками.

— Чужие глаза глядят, но «глаза» платят вперед и много, — честно признался тот. — За границу, визу за ночь обещали сделать. Дикари — одно слово. Знакомы полчаса, а уже платят.

— Означает, богатые перцы, — высказал Все книги на свете написаны одной рукой... предположение прозорливый админ и кликнул в зал: — Э! Малолетние! Кто там курит?! Я на данный момент вас поотключаю!

— Все-все! — кликнули оттуда.

— Смотрите у меня! — показал им кулак Коля и снова возвратился к беседе. — Могу угадать кто платит!

— Кто?

— Тот «сетевой» чудила, который три «лимона баксов» обещал Все книги на свете написаны одной рукой..., если ты отобьешь его химер. Ты зиккураты у леса на границе карты ставил, а позже он их снес, ты отошел вглубь континента и «нашлепал» пауков. Как его?! Чего-то — Нахтримгур.

— Нахтрагент, — поправил его юноша. — Нахтрагент по-немецки означает «злопамятный».

— Тогда это не он, — потянулся Коля. — Такие средства не отдают.

— То-то и Все книги на свете написаны одной рукой... оно, — согласился Сергей и поделился в один момент появившимся суждением: — Коля, знаешь, что гарантирует фуррор хоть какого публичного заведения в наиблежайшие 100 лет? Надпись на входной двери — «круглосуточно». Люди не желают жить деньком.

Тот не оценил его откровения.

— Ну ты только задумайся!!! — перегнувшись через стойку, заорал админ. — Там Все книги на свете написаны одной рукой... снова кто-то курит! Я вас вырубаю. Собирайтесь!

— Пошел я, — попрощался с ним юноша и зашагал по лестнице наверх.

— Вспомнил! Не баксов, — услышал он последнее восклицание Если, — стерлингов.

* * *

— Стерлингов, стерлингов, — напевая про себя, подошел к машине Сергей.

Хладнокровный шофер протирал салфеткой фары.

— Слушай, — подойдя к нему сзади, спросил юноша Все книги на свете написаны одной рукой..., — твой работодатель чем занимается?

— Мне работу дает, — уклончиво ответил тот.

— Я ему для чего? — продолжил допытываться юноша.

— Не знаю, — покачал головой шофер. — Нам произнесли тебя до утра катать, если что охранять, а днем — в аэропорт.

— В смысле — охранять? — опешил Сергей.

— Охранять и все, — откинул в сторону запятнанную салфетку шофер Все книги на свете написаны одной рукой... и начал садиться в машину.

— От кого и как? — не унимался настойчивый пассажир. — И почему ты говоришь во множественном числе?

— Ото всех, автоматом, — и шофер показал маленький автомат, висячий у него на ремне под пальто, но поторопился обмолвиться:

— Все официально, у меня все есть бумаги.

— Отлично, — тоже плюхаясь на сидение Все книги на свете написаны одной рукой.... — А что означает — «мы». У тебя кто-то в багажнике посиживает?

— Нет, за нами в полукилометре отсюда еще четыре «Краузера» и в их четырнадцать человек движутся.

— Тоже с автоматами?

— Почему с автоматами? Есть и с «помпами», и с обыкновенными стволами.

— Круто! — не сдержался от восклицания ошарашенный информацией Все книги на свете написаны одной рукой... пассажир.

— Круто! — согласился шофер. — Тебе все наше агентство арендовали. Для нас ты очень «серьезный клиент».

— Машины тоже ваши?

— Нет, машины 5 дней вспять заказчики приобрели.

— Славная интрига, — задумался юноша и осторожно спросил: — А я, если что, могу вот так из машины выйти и уйти? Так, чтоб без погони?

— Хоть на Все книги на свете написаны одной рукой... данный момент, — пожал плечами его собеседник и с надеждой в голосе уточнил: — В аэропорт?

— Выходит, что туда, раз «хоть сейчас», — смирился «очень суровый клиент».

* * *

Из всех мест на земле Сергей больше всего обожал интернациональный аэропорт. В самой сущности этого места было что-то неуловимо симпатичное для человека, рожденного в 60-х, а Все книги на свете написаны одной рукой... в 70-х уже получившего познание об истории собственной обширной родины из школьных учебников, но сделавшего собственные выводы, нескончаемо дальние от выводов учителя исходной военной подготовки.

В международном аэропорту всегда было светло и празднично, просто бесконечный Новый год — бессчетные магазинчики, набитые блестящей мелочью для туристов, открытые кафе и ресторанчики с Все книги на свете написаны одной рукой... нереально приветливыми официантами и настолько же нереально высочайшими ценами, всюду мерцающие экраны телевизоров, тихие приветливые люди с новыми чемоданами, ну и, естественно, самое главное — этот магический, чарующий глас, льющийся из-под самых сводов помещения: «Начинается регистрация на рейс 264 на Ниццу, пассажиров требуют пройти на регистрацию к секции номер Все книги на свете написаны одной рукой... два». Схожий глас мог принадлежать только хорошей фее из старенького детского кинофильма «Золушка».

Юноша побродил незначительно по нижнему этажу, испил чашечку двойного эспрессо и рюмку «Кальвадоса», перечел оставшиеся средства. Осталось чуток более 2-ух тыщ.

— Все это отлично, — помыслил он. — Но обычные люди издавна бы уже ехали в сторону курортной Все книги на свете написаны одной рукой... зоны, а позже еще годик-другой поджаривали шашлыки для туристов. Шлепнут наверное! Но...

Что «однако», Сергей так и не сумел интерпретировать и принялся слоняться далее.

Ноги сами принесли его к дежурному милиционеру у эскалатора, и он невзначай поинтересовался у тоскующего «гаранта правопорядка»:

— Как вы думаете, если появились случайные Все книги на свете написаны одной рукой... средства, их лучше издержать либо приберечь «на темный день»?

— Если случайные, то лучше издержать, — не раздумывая порекомендовал мудрейший служака. — Так как случайные могут вспять забрать либо самолет не долетит. Тогда какие там средства! Тем паче случайные.

— Это гениально! — восхитился юноша, внутренне настраиваясь на более серьезную беседу.

— Я потому и стихи пишу, — признался Все книги на свете написаны одной рукой... милиционер, но у него зашумела рация и он стремительно зашагал в сторону багажного отделения.

* * *

Следуя авторитетному совету, на втором этаже Сергей сходу посетил обменный пункт, где принял всю имеющуюся наличность, а потом зашел в ювелирный магазин. После десятиминутного ознакомления с экспозицией, он указал миленькой девушке-продавцу на мощное кольцо Все книги на свете написаны одной рукой... со настолько же мощным изумрудом общей ценой в две тыщи фунтов. Померив его на средний палец левой руки, он небережно хрустнул пачкой средств, расплатился и уже намеревался покинуть магазин, как вдруг у него за спиной раздался знакомый глас:

— Роскошный выбор, хотя оправа грубовата, сейчас нужен сапфир на Все книги на свете написаны одной рукой... мизинец, рубин на указательный и, естественно, темный бриллиант на указательный палец правой руки. Это будет верно.

Юноша обернулся и нашел стоящего рядом улыбающегося адвоката.

— Я полностью с вами согласен, но пока весь гарнитур мне не по кармашку, — заместо приветствия ответил Сергей.

— Ничего, я расплачусь карточкой, — еще обширнее улыбнулся Маннбарт и Все книги на свете написаны одной рукой... оборотился к девице: — Уверен, что все перечисленное выше мной у вас в магазине имеется.

Женщина очевидно имела устойчивый иммунитет к очарованию транзитных нуворишей, потому в ее голосе было больше деловых ноток, чем торгового кокетства.

— Всего, может быть, и нет, но через 20 минут будет, — сказала она и уточнила Все книги на свете написаны одной рукой...: — Какой большой?

— Темный? — так же нежно переспросил юрист.

— Темный, красноватый и голубий, — деликатно сказала она.

— Сергей, покажите руки девице, — попросил Герман.

Юноша послушливо растянул вперед обе руки.

— С ноготь каждого пальца, для которого предусмотрены камешки, — произнес юрист.

Торговец посмотрела на никак не безупречные в плане гигиены ногти Сергея и Все книги на свете написаны одной рукой... согласно кивнула.

— Благодарю вас, — сделал полупоклон Маннбарт. — До нашего рейса ровно час. Мы будем в кафе рядом. Кстати, закажите чего-нибудть для себя.

— Не стоит, — попробовала отрешиться женщина.

— Осознание — одна из самых дорогих вещей на свете. Считайте, что в неком смысле я даже сберег на вас, — опять пустил в ход ухмылку юрист Все книги на свете написаны одной рукой.... Женщина сейчас не удержалась и улыбнулась ему в ответ.

* * *

— Герман, это из моих 3-х миллионов? — выходя из магазина, ненавязчиво уточнил Сергей.

Юрист удивленно вскинул брови:

— Нет, но признаюсь, что вы очень наблюдательны. О чем еще грезит человек вашего склада и положения?

— Склад у меня вправду мечтательный, а Все книги на свете написаны одной рукой... положение, разумеется, неопределенное, — нагло заявил юноша. — Почему меня бы несказанно взбодрили породистые золотые часы и мобильный телефон в платиновом корпусе. К слову, эти невинные финтифлюшки я лицезрел вон там, — и он указал на пылающие витрины магазинов в другом конце зала.

— И то и это в вашем положении полностью никчемные вещи, но Все книги на свете написаны одной рукой... моя миссия — сделать наш вояж очень комфортабельным. Потому вперед, на встречу с вашими провинциальными грезами, — глазом не моргнув, настолько же велеречиво согласился Маннбарт и добавил: — Постыдно признаться, но я бессовестно околпачил вашего работодателя. Меня зовут не Герман, а Торгрим. Ничего не поделаешь — с юношества смущался реального Все книги на свете написаны одной рукой... имени.

— Еще вопрос, — обратился к нему юноша. — Если у вас, гер Торгрим, в жизни все так просто, то почему мы не в VIР-зоне?

— В моей жизни вправду все просто, но в окружающей меня жизни все малость труднее, — двигаясь по направлению к обозначенным магазинам, ответил тот, но здесь же растолковал: — В Все книги на свете написаны одной рукой... VIР-зону не пустят четырнадцать человек охраны с боевыми единицами на руках. Зайдем туда к концу регистрации.

— Вон оно как! — ехидно улыбнулся Сергей.

— А вы как задумывались? — более ехидно подмигнул ему юрист.

* * *

Уже через 20 минут попутчики посиживали в кафе рядом со знакомым ювелирным магазином и пили чай. Сергей Все книги на свете написаны одной рукой... попутно рассматривал свежеприобретенный прибор компании «Потек Филипп» и хотимый телефонный аппарат. Вволю наигравшись, он обратился к спутнику:

— Я понимаю, что все вы мне поведать не сможете, так же я понимаю, что вся нужная мебель у вас есть, ответьте мне пока на два вопроса: куда мы летим и что Все книги на свете написаны одной рукой... нам грозит?

— Летим мы в Ниццу, и пока нам ничего не грозит. Так, перестраховка, — ответил Торгрим.

— В Ниццу! — восхитился юноша. — Ницца — город моих снов.

— Вам еще не снились истинные сны, — обнадежил его собеседник и желал к этому добавить еще что-то, но показавшаяся из магазина женщина сделала приглашающий жест, и Все книги на свете написаны одной рукой... он предложил спутнику: — Пойдемте оценим вкус нашей трепетной наяды.

В магазине кроме уже знакомого торговца наличествовали еще двое старых парней и сторож. Перед одним из парней на прилавке было разложено темно-бордовое сукно с горстью ювелирных изделий.

— Померьте, — предложил Сергею юрист, указывая на декорации и не много обращая Все книги на свете написаны одной рукой... внимания на присутствующих.

Юноша не принудил себя ожидать и стремительно унизал пальцы искрящимися кольцами в согласовании с ранее обсужденной последовательностью.

— Ну как, не нажимают? — участливо поинтересовался Торгрим.

— Я потерплю, если что, — разглядывая свои руки, ответил Сергей.

— Это будет стоить четыреста 30 тыщ баксов, — подал глас один из новоприбывших старых господ Все книги на свете написаны одной рукой....

— Умопомрачительно! Четыреста 30 — это пароль моей электрической почты, — заявил юрист, протянул говорившему кредитную карточку и обратился к девице: — Можно полюбопытничать, что вы избрали для себя?

Та смущенно показала на маленькой медальон в форме золотого дельфина с 2-мя микроскопичными бриллиантами.

— Клянусь, я избрал бы для себя то же самое, — улыбнулся Маннбарт, но здесь Все книги на свете написаны одной рукой... же посерьезнел и ткнул в кольцо с округлым изумрудом под стеклом на витрине: — Посчитайте и это. По другому вас не усвоют сослуживцы.

— Четыреста 30 две тыщи, — опять подал глас старый гость.

— Еще удивительней! — засмеялся юрист. — А это номер моего паспорта.

— Правда? — не удержался от вопроса совсем запутавшийся в Все книги на свете написаны одной рукой... ситуации неопытный спутник.

Торгрим молчком извлек из кармашка собственный паспорт, раскрыл его и показал на номер сверху.

— Вправду, четыреста 30 два! — прочел вслух номер юноша.

ГЛАВА 2-ая

— Боюсь летать! — признался Сергей собственному спутнику, устраиваясь в кресле у иллюминатора.

— Не неувязка, — успокоил его тот.


vsego-34-chasa-rabochaya-programma-po-psihiatrii-narkologii-s-razdelom-medicinskoj-psihologii-dlya-5-kursa-pediatricheskogo.html
vsego-42elvar-organizacionno-pravovoe-obespechenie-obrazovatelnoj-deyatelnosti.html
vsego-6-chel-h-200-rublej-za-chas-h-144-chasa-172800-instrukciya-po-obshim-usloviyam-provedeniya-aukciona-v-elektronnoj.html